предыдущая

     

     В продолжение, ещё один петроглиф с покровной плиты дольмена "Дудугуш - 1". На рисунке сфера - детонатор, расположенная в одной из трёх лунок на верхней плите дольмена. Судя по размерам лунок, диаметр 0,1м при глубине 0,05м, утопленный в лунке детонатор показан в масштабе 1:1, и его петроглиф может использоваться как лекало. Сам дольмен изображён схематично, в виде портала и в более мелком масштабе. В целом, рисунок представляет раскладку по времени операций, необходимых для запуска дольмена в работу. Маленькая лунка это обозначение небольшого интервала времени. Секундомеров не было, счёт времени вели устно, что – то вроде: мамонт плыл по миссисипи - раз, мамонт плыл по миссисипи - два, ......, мамонт плыл по миссисипи - девять. В изображения детонатора и дольмена помещено по одной лунке. Следовательно, на действие с каждым из них отводилось по одному интервалу времени. Один интервал на то, чтобы насыпать в сегмент сферы горячих углей, второй на то, чтобы установить детонатор в дольмен (расположение лунок совпадает с местами проведения действий). Семь лунок сверху это время срабатывания детонатора, за него надо успеть вставить пробку. Такой подробный учёт времени на подготовительные операции необходим потому, что начало генерации звука должно было совпасть с каким – то произвольным событием. И "расчёту” дольмена, для соблюдения такого условия, нужно было очень хорошо ощущать это время, чтобы своевременно начать подготовку к запуску дольмена.

   Если согласиться с представленными выше значениям петроглифов, то получится следующее. Дольмен заполняли метаном при помощи мерных ёмкостей. Причём, точно зная не только сколько его надо, но и как он будет себя вести в камере дольмена. Устройство для инициации взрыва метана изготавливали из глины по лекалам на плитах дольменов. Это была сфера, разделённая на восемь сегментов тремя взаимно перпендикулярными перегородками с набором отверстий. Перед работой метан и воздух в камере дольмена перемешивали. Начало генерации звука было синхронизировано с каким – то событием.

   Скорее всего, назначение дольменов – охота. Появление дичи, как раз и было то событие, одновременно с которым должен заработать (выстрелить) дольмен. Внезапный звук большой интенсивности вполне мог оглушить и дезорганизовать любое животное, которое затем становилось лёгкой добычей охотников. Рядом с жильём не охотятся и около дольменов нет строений, хотя не исключено, что дольмены были единственными капитальными сооружениями своего времени. Отсутствие северных азимутов в ориентировке дольменов объясняется продолжительной зимой и как следствие, преобладанием в розе ветров, того времени, северных направлений. Встречный ветер уменьшает интенсивность звука и соответственно эффективность применения дольменов. Кроме того, портал, ориентированный на север, надо постоянно расчищать от наносов снега. Некоторая приуроченность дольменов к разрывным нарушениям в земной коре, возможна из - за того, что разломы в горной местности могут контролировать  формы рельефа удобные для перемещения животных. По ним могли проходить как пути сезонных миграций, так и обычные  звериные тропы. Расположение дольменов на местности также зависело от того, как и на кого охотились. Дольмены рядом с источниками (родники, ручьи, речки) караулили зверей, идущих на водопой. Дольмены могли стоять на путях миграций (тропы, перевалы) или в местах регулярного скопления животных (пастбища, водопои, солонцы). Дольмены на возвышенностях - во время пролёта и рядом с водоёмами - при кормлении, применялись по стаям перелётных птиц. Особенно удобны в засадной охоте ложнопортальные дольмены, у них казённая часть сзади, что позволяет охотникам производить манипуляции с дольменом незаметно, не привлекая внимания потенциальной добычи. При загонной охоте в качестве загонщиков использовались те же дольмены, их звук гнал животных в ловчие ямы, на обрывистые места или зону акустического воздействия группы дольменов. Так большое скопление дольменов - это система из дольменов загонщиков, которые, независимо от того с какой стороны в них зашло стадо, гарантированно направляли его на "номера" – под залп дольменов, расположенных рядами.

   Плиточные дольмены с двориком эксплуатировались без пробок. Звук возникал при истечении газообразных продуктов взрыва через открытое отверстие в лицевой плите, ещё свою лепту, как полый объёмный резонатор, вносила камера дольмена. После акустического импульса от взрыва, следовало излучение звука низкой частоты или даже инфразвука, сопровождаемого ещё и выбросом пламени. Есть дольмены из- за особенностей своей конструкции (составные), только так и работающие, например, две крайние из трёх голов Змея Горыныча на реке Жане. Плиточный же дольмен, так использовали для того, чтобы животное зашедшее или залезшее, благодаря уловке охотников или по своей воле внутрь дворика, испытало, хотя и кратковременный, но максимально возможный шок. Звук взрыва, низкочастотный рёв на фоне остаточного звучания дольмена (пробки нет, но плиты - то остались), плюс струя газа под давлением 7 - 8 атмосфер с температурой до 2000 градусов Цельсия и всё это в замкнутом пространстве, такой стресс не выдержит ни одно дикое животное – летальный исход гарантирован. Чтобы животное в агонии не развалило дворик, его собирали из массивных блоков. Толщина стен дворика на фотографии даже превышает толщину плит стоящего рядом большого дольмена, очевидно, эта пара предназначалась для охоты на очень крупных, если не гигантских животных. Охотник, производивший запуск дольмена, в последний момент перед заходом животного во дворик, покидал его, используя, как лестницу, вертикально расположенные выступы на блоках рядом с порталом. Остальные выступы - это выступы блоков, не подошедших для "лестницы", и возможно, они служили точками опоры для рук и ног при разделке добычи, которую, из – за тяжести туши, проводили прямо в дворике.

     Хотя, может и не проводили, всё было проще, тандем дольмен - дворик, совсем не охотничья ловушка, а сигнальное устройство. Мощные низкочастотные звуковые колебания направленные двориком вверх, распространялись во все стороны на большое расстояние и были слышны всеми членами племени, как бы далеко они не находились. Возможно даже, что это была целая сигнальная система, только не визуальная, как цепочка костров, а акустическая, которая могла работать без обязательного прямого визирования источника сигнала и как следствие не зависящая от рельефа и погодных условий, ограничивающих видимость.

      После того, когда на смену охоте пришли скотоводство и земледелие, дольмены стали не нужны. Пока сохранялось знание, какое – то время часть из них ещё использовали, но в основном уже не по профилю. Естественно, не прошло мимо, этого чуда в камне, жреческое сословие. Дворики эволюционировали в дромосы – резонаторы. Над дольменами насыпали курганы, чтобы скрыть от соплеменников, что внутри не божество, а обыкновенный дольмен, каких много вокруг. Учитывая звуковые и визуальные эффекты при работе дольмена, не трудно догадаться, какое существо поселила людская фантазия в пещере под курганом.

      А с появлением мореходства, появились и первые пираты, которые, используя дольмены берегового базирования, с помощью их необычного звука, заманивали любопытных моряков на сушу, с предсказуемыми для тех негативными последствиями.

   Дольмен устройство стационарное, но при замене камеры из каменных плит на толстостенный керамический сосуд, а портала на приставной рупор, он трансформировался в перевозимый источник звука, который, например, могли использовать при осадах для того, чтобы сеять панику, страх и уныние среди обороняющихся.

   Специфическое звучание дольменов могло применяться в медитативных практиках. Возможно, индийские дольмены служили акустическими тренажёрами, помогая йогам, постигать всеми фибрами души и тела трансцендентальные вибрации сакрального звука "ОМ” (правда, приведённый петроглиф не из Индии, а Франции и перевёрнутый).

    Третью жизнь дольменам дали племена, нашедшие их прочные и герметичные камеры удобными для захоронений. Устраивая из дольменов могильники, они уже не знали - ни что такое дольмены, ни как с ними обращаться. Но ничто не исчезает бесследно и трудовая биография дольменов наверняка нашла своё отражение в устных преданиях народов, обитавших в ту пору рядом. Вполне возможно, что мифические сирены с драконами, как раз и вышли из этих преданий, а до наших дней они дошли, перейдя в легенды и сказки народов, живших позже и не имевших к дольменам никакого отношения.

 

P.S.     

       Идею с объёмным взрывом, можно проверить на любом хорошо сохранившемся дольмене. Чтобы не повредить мегалит, нужен взрыв на порядок или два меньше номинальной мощности. Если дольмен отзывается на неравномерный нагрев солнцем, то на такое воздействие тоже должен ответить.

       

      Римский додекаэдр – это приспособление, помогавшее сохранять соосность трубчатых ножей, при вырезании ими из пластичного материала (возможно глины) цилиндров, с отверстиями вдоль их оси вращения, или проще говоря, втулок.

      Додекаэдр, своими выступами, вдавливали в глиняную заготовку до соприкосновения нижней грани с её поверхностью, что прочно фиксировало его на заготовке. Затем в отверстие верхней грани вставляли трубку - нож с заточенным нижним краем и внешним диаметром, равным диаметру отверстий на верхней и нижней гранях. Отверстия служат направляющими для трубчатого ножа, не позволяя его оси ни наклоняться, ни смещаться в сторону от заданного ими направления. Вращательным движением нож внедряли в глиняную заготовку, при этом, он формировал отверстие втулки и одновременно, когда его извлекали из заготовки, удалял из отверстия вырезанный им столбик глины. Потом додекаэдр отделяли от заготовки, чтобы снова поставить обратно, но уже гранью с отверстием большего диаметра, равного диаметру будущей втулки. Лунки, выдавленные в заготовке выступами додекаэдра, позволяли установить его точно на прежнее место. Поэтому, ось второго большего ножа, естественно с диаметром равным диаметрам отверстий в новой паре граней, совмещалась с осью отверстия, вырезанного в глине. В результате, втулка, которая по окончании работы, извлекалась из корпуса второго ножа, имела стенки одинаковой толщины.

   Затем на втулку наматывали прядь волос, а в отверстие вставляли нагретый металлический стержень. После окончания термической обработки прядь принимала и сохраняла приданную ей форму, т.е. глиняные втулки - это бигуди. У них подходящий диапазон размеров, от маленьких локонов до больших, ещё они симметричны, что делает равномерным нагрев волос. Находки глиняных бигуди есть, но именно таких, в виде ровных цилиндрических втулок, нет. Возможно, пока нет, из-за редкости самих римских додекаэдров, а возможно, их и не должно быть. Завивку могли делать, на бигуди из сырой глины, и по окончании, при их удалении, они разрушались, т.е. были одноразовыми. Почему сырая глина? У неё лучше теплопроводность и больше теплоёмкость, чем у обожжённой пористой, а значит бигуди из сырой глины быстрее нагревались и дольше держали тепло, т.е. были более эффективны. К тому же, на качество завивки мог положительно влиять минеральный состав глины, а также состав органических и других включений, в ней встречающихся. Бигуди могли быть многослойными. Втулку из глины впрессовывали в отверстие в восковой заготовке, вырезанное ножом того же диаметра, что и втулка, потом ножом большего диаметра вырезали из воска уже готовую двухслойную втулку. В воск добавлялись ароматические смолы или другие вещества, улучшающие качество завивки и внешний вид волос. Большой вопрос, как бигуди удаляли по окончании завивки, но это дело десятое, т.к. всем известно, что красота требует жертв.

   Раз волосы завивали на бигуди из сырой глины, то изготовлять их приходилось одновременно, по мере необходимости. Додекаэдр облегчал такое совмещение. Он упрощал работу и экономил время, заменяя собой несколько приспособлений. Принцип - много в одном, который, например, заложен в конструкции современных гаечных ключей, реализуется в римском додекаэдре даже более оптимально, чем в них. Ведь додекаэдр, имея всего шесть пар направляющих отверстий, позволял получать втулки пятнадцати типоразмеров.

   Выбор бронзы, а допустим, не дерева, для изготовления додекаэдра, объясняется частыми контактами с сырой глиной - дерево бы быстро рассохлось, кроме того, такой тонкостенный предмет из дерева вряд ли выдержал те, хоть и не большие силовые нагрузки, которым он бы подвергался. Керамика тоже не подходит, она конечно водостойкая и достаточно твёрдая, но хрупкая. И керамический додекаэдр служил бы своему хозяину (хозяйке) только до первого падения на каменный пол. Поэтому бронза, она и воды не боится, и прочная.

   Но есть недостаток - приличная цена: стоимость самой бронзы, плюс изготовление (литьё по выплавляемой модели). Вероятно из-за него римский додекаэдр не получил широкого распространения. Большинство парикмахеров пользовались чем-то более дешёвым, хотя и менее удобным, либо вообще не практиковали такой способ завивки волос. Напротив, неширокое распространение, которое он всё-таки имел, он мог получить среди высокооплачиваемых профессионалов (древнеримские стилисты?), которым важны были не цена, а именно удобство пользования, качество бигуди и следовательно качество завивки.

   Во все времена о причёске больше заботились женщины, нежели мужчины. И вполне естественно, что завивка волос, в основном, занятие женское, к тому же, римский додекаэдр - изящная, ажурная вещь, похожая на украшение или какую-нибудь безделушку, и если это инструмент, то скорее инструмент для женских, чем мужских рук. Как подтверждение - находка римского додекаэдра в женском захоронении. Его положили в могилу мастерицы по завивке волос, как самое для неё дорогое, ну совсем, как меч в могилу воина. Но, тогда додекаэдр скорее оружие из женского косметического арсенала, а не из мужского армейского. Поэтому додекаэдры, найденные на местах римских военных поселений, можно рассматривать в том же ключе, как инструмент парикмахера. Поселения были форпостами римской цивилизации на завоёванных землях, хозяйственно самодостаточными с относительно высоким уровнем жизни (военные всегда неплохо зарабатывали), поэтому, местные модницы вполне могли позволить себе причёски не хуже, чем у дам в метрополии.

   Альтернативный вариант - додекаэдр был взят на вооружение армейскими парикмахерами (если такие конечно были, но ведь в походах кто-то же занимался причёсками легионеров, центурионов и легатов). Зачем возить с собой бигуди, которые ломаются и теряются, если их, по мере необходимости, можно изготовлять. Глиняные втулки, вырезанные с помощью римского додекаэдра - идеальные заготовки для бигуди, их нужно только немного раскатать и провести обжиг.

   Граница распространения додекаэдров в Римской империи наверно не окончательна. С появлением новых находок она будет меняться или даже может совсем исчезнет. Но, если она действительно существовала, то это могла быть граница моды на вьющиеся волосы. Возможно по другую от неё сторону жили народы кудрявые от природы. И везти туда, к ним, приспособление для изготовления бигуди, всё равно, что ехать в Тулу со своим самоваром.

   Короткой жизнью римский додекаэдр (2-3 века н. эры) может быть обязан окончательному становлению в четвёртом веке христианства, как государственной религии. Под его влиянием мода в древнем Риме стала более аскетичной. Эксклюзивные причёски с технологически сложной завивкой оказались не востребованы, додекаэдр стал не нужен и про него вскоре забыли.

   Второй большой вопрос и плюс жирный минус - отсутствие находок трубчатых ножей, а ведь они, по идее, должны сопровождать находки додекаэдров. Но, если оставить парикмахеров и бигуди в покое, и говорить по существу, то набор из шести пар круглых направляющих разного диаметра с возможностью точного совмещения их осей при повторной установке на маркирующей поверхности, можно рассматривать как один из вариантов функционального назначения римского додекаэдра.

 

     

      Икосаэдр возможно это инструмент для проведения простых арифметических действий - сложения и вычитания в шестеричной системе счисления. Как им могли бы пользоваться, догадывайтесь  сами, не хочется лишать вас такого удовольствия.

               

                                        Сейды Кольского полуострова - это простейшие сейсмоприёмники.

   Глыбы сейдов - мегалитов, находившиеся в состоянии устойчивого равновесия, при приходе сейсмической волны, начинали качаться. А небольшие сейды, в виде ажурных столбиков и пирамид, негромко греметь, как горка посуды в шкафу, при лёгком сотрясении. Сейчас,    из-за эрозии, эта способность ими утрачена. За тысячи лет гранит в местах механических нагрузок (точках опоры) разрушился, и сейды приняли устойчивое положение, не позволяющее им каких-либо движений.

  Гранитоиды Кольского полуострова представлены интрузиями различных типов. Это структуры со значительной глубиной образования, состоящие соответственно из гранита - плотной монолитной кристаллической породы, что делает их хорошими каналами для подвода сейсмических волн из глубины к дневной поверхности земли. Кроме того, это одна из самых распространённых горных пород полуострова, поэтому неудивительно, что сейды располагали именно на выходах гранитов.

  Гранит, в качестве строительного материала, тоже не вызывает вопросов, его прочность гарантировала долгую жизнь и работоспособность сейдов.

   Размещение сейдов рядом с разрывными нарушениями в земной коре объясняется тем, что разломы могут откликаться, на прохождение по ним сейсмических волн, небольшими колебаниями своих крыльев, что усиливало колебания сейдов и соответственно увеличивало их чувствительность как сейсмоприёмников.

  Создателями сейдов были племена, занимавшиеся рыболовством и охотой на морского зверя. Сейсмическая обстановка их волновала по той же простой причине, по которой она волнует современных японцев  - цунами. Занимаясь морским промыслом, они были вынуждены селиться на побережье, сейды же предупреждали о случившемся в море землетрясении, что позволяло жителям этих приморских поселений заблаговременно покинуть опасный берег. В том, что в прошлом в Норвежском и Баренцевом морях могли происходить землетрясения и цунами, нет ничего необычного. Скандинавский полуостров, находится в зоне тектонической активности и за последние 10000 лет поднялся более чем на 100 метров над уровнем моря, его и сейчас немного потряхивает, так 25 мая 2012 года в Норвежском море произошло землетрясение магнитудой 6,2, а 15 августа 2013 года землетрясение магнитудой 6,0. Кстати, весьма вероятно, что поднятие земной коры меняло наклон поверхности на которой стояли сейды. Это, наряду с эрозией, влияло на работоспособность сейдов - мегалитов, поскольку при этом, они могли выводиться из состояния устойчивого равновесия.

   Соотносили ли или нет наши предки морские землетрясения с приходом цунами, трудно сказать. Вопрос можно сформулировать по иному. Знали ли они, вообще, о землетрясениях на морском дне, скорее нет чем да. Так как же тогда, в те архаичные времена, людям пришла в голову такая оригинальная идея? Да просто подсмотрели у природы. Ледники принесли и оставили на поверхности Кольского полуострова, в том числе на обнажениях гранитов, массу валунов (даже сейчас, иногда не ясно где сейд, а где игра случая). Много и курумов, образовавшихся при разрушении выходов тех же гранитов. Наблюдательные по роду своих занятий, охотники и рыбаки не могли не заметить раскачивания больших глыб и звуков, издаваемых курумниками, начинавшихся, как раз, за некоторое время перед приходом необычно высокой волны к берегу. Возле их поселений не всегда были такие каменные феномены, так что мысль, перенести Вещий Камень к своему жилищу, просто сама собой напрашивалась. В дальнейшем, чтобы не заниматься перемещением тяжёлых глыб на большие расстояния, перешли к созданию рукотворных аналогов на месте из подручного материала. При этом, с приобретением опыта, в конструкции, созданные природой, вносились усовершенствования. Звучание курумов, воспроизвели в каменных столбиках и пирамидах. А глыбы, форма которых не позволяла придать им состояние устойчивого равновесия, научились ставить на небольшие камни, добиваясь нужного эффекта.

    Сейды  строили по возможности ближе к жилью, дабы они постоянно находились на виду у жителей поселения. Это объясняет источники воды  рядом с сейдами, ведь люди всегда стараются селиться возле воды и расположение сейдов вдоль палео-береговых линий, ведь именно на побережье строили свои жилища создатели сейдов.

 

продолжение  

Сделать бесплатный сайт с uCoz